Перейти к содержанию

Жертвы ускорения на Майдане сообщили страшные детали

разбег майдана В настоящее время по сети-интернет прогуливает фото: я сижу на асфальте, нужно мною нагнулся воин «Беркута». Под снимком комментарий: «Спецназовец старается помочь женщине подняться». Действительно воин сцепил меня за шарф и протащил по Майдану. К великой радости, я не задохнулась.

17-летняя учащаяся вуза, которую очень многие СМИ объявили первой жертвой ускорения работниками «Беркута» миролюбивый манифестации молодежи на майдане Незалежности и в течение нескольких суток полагали потерянной, оказалась здоровый и дала интервью.

Весть о том, что ночью на 30 декабря на Майдане вылилась кровь спокойных манифестантов, подорвала российские СМИ и повысила волну возражений по всей стране. Ошарашивающие кадры бессердечного избиения воинами «Беркута» мужчин и молодых женщин поразили миллиарды людей. Сразу же поползли некоторые слухи о потерпевших экзекуции. В сети-интернет возникли фотографии непрочной женщины в буром пальто. Ее вначале полагали без вести пропавшей, а затем представили потерянной. Мы нашли данную женщину. К великой радости, она в добром здравии и почти не больна.

Смотря на фотоснимок, облегченный в сети-интернет, очень многие размышляли, что спецназовец старается помочь женщине. Действительно все было по-другому. «Когда жертвы «выключались», спецназовцы тянули их к запаркованным около площади «автозакам» и скидывали на гору».

— Всю ночь с субботы на субботу мы с друзьями нагревались у огня, — сообщает Елена Коцюбинская. — Общались, острили, распевали песни. Было 4 дня утра. Глянув налево, я увидела опускающихся по стремянке со стороны улицы Университетской людей в камуфляже, с темными щитами и в масках. Их было очень много: человек 200. Спереди колонны тянулся парень в гражданском с мегафоном: «Немедленно отпустите территорию! Тут будут ставить рождественскую елку!» Было понятно, что это возбуждение. Кто в 4 дня утра ставит елку?! Мы кинулись к монументу Самостоятельности. В те секунды еще не осознавая, что делается.

Суета стартовала, когда воины «Беркута» подошли к нам и обступили крепким кольцом. Мы были придавленными к монументу. Мужчины запихали молодых женщин на высшие ступени, сами же стали вверху.

Кто-то заявил: «Надо себя вести миролюбиво. Никаких провокаций. Пообедаю гимн Украины!» Мы принялись за руки и начали петь. В данную секунду «беркутовцы» кинулись на нас с воплями: «Пошли вон отсюда!» Рассыпались удары палками.

Я с иными женщинами стояла на 4-ой передачи. Несколько мгновений — и наша оборона (3 ряда парней) были находящимися на асфальте. Двигаясь к центру колонны памятника Самостоятельности, спецназовцы били девчат по голове. У меня произошел ступор: я не могла идти и рассуждать. Через сек почувствовала удар по голове. Ноги подкосились, и я скатилась по стадиям вверх. Предприняла попытку подняться на локтях, а голова закружилась, в глазах потускнело. В такую же сек меня стукнули по голове щитом, и я потеряла сознание.

Очнувшись, увидела, как «беркутовцы» бьют ногами и палками валявшихся рядом людей. Обходились к нам только матом: «Лежать, сучка! Куда ты рыпаешься?» Когда жертвы «отключались», спецназовцы тянули их к запаркованным около площади «автозакам» и скидывали на гору. Мне представлялось, что я гляжу ужасное кино. Головной мозг отказывался верить, что это происходит в реальности…

В настоящее время по сети-интернет прогуливает фото: я сижу на асфальте, нужно мною нагнулся воин «Беркута». Под снимком комментарий: «Спецназовец старается помочь женщине подняться». Действительно воин сцепил меня за шарф и протащил по Майдану. К великой радости, шарф был нежным, вследствие этого я не задохнулась. Тогда было положение такого удара, что я не могла даже идти.

Я оказалась находящейся около «автозака» рядом с иными истертыми манифестантами. Спецназовцы кидали людей, как тюфяки, в автобус. Один из «беркутовцев» поднял мне голову. «Это же женщина, — заявил он другому воину. — Давай отпустим». И кликнул мне: «Беги!» В ту секунду я подумала: когда лупили по голове палкой и щитом, не видели, что женщина. А здесь вдруг осмотрели… Не вспоминаю, как я возвысилась на ноги и отправилась в подземный переход. Там я села на землю и вновь выключилась.

«Нас не лупили — уничтожали. Целили в голову, в грудь, лупили по ногам», — говорит активист евромайдана Тарас Шумик.

Когда спецназовцы кинулись на нас с палками, я покричал: «Что вы делаете? Вы же людей колотите!» В ответ прозвучало: «Идиотов разбивать не плачевно!» Под ударами палок первыми упали мужчины, стоявшие на нижней ступени. За ними посыпался 2-й ряд и 3-й. Стартовал беспорядок. Ужаснувшись, часть молодых женщин начала взвизгивать, иные окаменели в оцепенении. «Беркутовцы» подбегали к девушкам и лупили их палками напрямую по голове. Это был страх! Беспомощных, испуганных до гибели девушек силовики гвоздили, как скот.

Мы с мужчинами подхватили стоявших спереди молодых женщин и запихали их назад, за наши спины. И сразу попали под град ударов. Кому-то свезло выпрыгнуть из кольца оцепления. Затем хлопцы говорили: дескать, не припоминают, как пробились через стенку из воинов «Беркута». Как будто высочайшие силы вынесли на крыльях. А те, кто остался внутри кольца, были в аду. Нас не лупили — уничтожали. Целили в голову, в грудь, лупили по ногам…

Я подпрыгнул к «беркутовцам» с приподнятыми руками: «Дайте нам выходить! Мы так как ничего не делаем! Даже не противимся!» Они будто не знали и возобновляли гневно бить валявшихся на асфальте людей. «Выпустите по крайней мере молодых женщин!» — покричал я. Никакой реакции. Тогда я устремился к бойцам внешних войск. Те стояли крепким кольцом сзади воинов «Беркута». Было хорошо видно, что они в ударе от случающегося. Но в картину непонятно почему не вклинивались. «Хлопцы, сделайте что-нибудь! — попросился я. — По крайней мере девчат спасите!»

И вдруг бойцы внешних войск… раздвинулись. Сформировался ограниченный ход. Я начал хватать метавшихся по площади молодых женщин и всовывать их в данный ход. Затем иные митингующие увидели «выход» и 1 за иным выпрыгнули из кольца оцепления на дорогу. Я уходил с Майдана заключительным. На земле оставались находиться семеро утративших сознание мужчин. Затем их взяли в клиники. К великой радости, все в добром здравии, а с трудными черепно-мозговыми травмами. По нашим подсчетам, от деятельности «беркутовцев» пострадали 70 человек.

На Крещатике совершалось что-нибудь ужасное: на асфальте находились люди с прорванными головами, всюду кровь, носились корреспонденты, все орали… Я полагал, сейчас мы в безопасности. А воины в темных масках кинулись за нами. Это было ужасно: потушенные кровью люди подымались и бежали, воины «Беркута» их нагоняли и, стукнув палкой по затылку, сваливали на землю… Падая, я смог охватить голову руками. Удары пришлись на локти и предплечья. Отдубасив меня, «беркутовец» переключился на иного молодого человека. Я возвысился на ноги и кинулся к зданию гостиницы «Днепр». Там и скрылся.

— В подземном проходе решило еще несколько истертых участников евромайдана, — говорит Елена Коцюбинская. — Нежданно там возникли «беркутовцы»: «А ну сваливаете отсюда!» Поддерживая друг дружку, мы вышли на Крыжеватик. Там стояли кареты неотложной медицинской помощи, врачи перевязывали потерпевших. Заметив, сколько на улице людей с разделенными головами, я отказалась от помощи медицинских работников. На мне крови не было, лишь голова значительно вертелась. Некая девушка кликнула нам: «Ребята, тут рискованно! Следуйте на Михайловскую площадь». И мы с товарищами поковыляли вверх.

Собравшись на площади, участники евромайдана боялись, что тут их найдут воины «Беркута» и продолжат побоище. Люди кинулись к Софийскому храму, начали стучать в ворота. Но к ним никто не вышел. Тогда кто-то помчал к воротам Златоверхого Михайловского монастыря и просил обычного послушника о помощи. Он отворил ворота и пустил испуганных людей. Выяснив, что приключилось, монахи вышли на площадь и стали приглашать стекавшихся с близких улочек людей на территорию монастыря.

— Нас также пригласили в храм, — продолжает Елена Коцюбинская. — На входе была суета: люди страшились, что совместно с беглецами с Майдана в храм зайдут задиры либо работники органов внутренних дел. Вследствие этого организовали что-нибудь вроде фейсконтроля.

— Было логично, что истертые люди требуют нашей помощи и обороны, — говорит пресс-аташе Киевской патриархии архиерей Евстратий. — Когда огромная часть митингующих спряталась за стенками монастыря, к воротам приехал автобус с работниками спецподразделения «Беркут». Манифестанты ужаснулись, что их силой увезут в отдела органов внутренних дел. Картина стала крайне тяжелой. Двери монастыря закрыли и заставили. Руководство монастыря по собственным каналам соединилось с управлением Московской органов внутренних дел. Нас удостоверили, что силовики не ступят на территорию монастыря.

Тем временем мы соединились со святейшим патриархом. Он дал собственное благословенье, чтобы послушники монастыря дали возможную помощь участникам евромайдана. Так как которые получили травмы и ранения люди страшились оставлять территорию монастыря, послушники устроили на месте пункт медпомощи. Обработали царапины, сделали перевязки. Всех людей насытили жарким чаем и насытили. Когда правоохранители обещали, что не будут арестовывать функционеров евромайдана, к монастырю приехали автомашины неотложной медицинской помощи и увезли потерпевших в клиники.

— Остаток ночи мы провели в монастыре, — сообщает Елена Коцюбинская. — Монахи расстелили коврики на паркете в соборе, там мы сумели передохнуть. Днем в понедельник я пришла домой. А во вторник пошла на пары. В клинику пока не обходилась. В общем ощущаю себя неплохо. Синяк под глазом пожелтел, гематомы на организме не спеша рассасываются. Впрочем, время от времени бывают припадки головокружения. Позавчера я записалась в перечень вольных ассистентов евромайдана. Буду помогать тем, кто в настоящее время стоит на Майдане.

Ресурс: censor.net.ua