Грожан: Мне навредили начальные успехи в Формуле 1

Роман Грожан В подробном интервью французскому журналу AutoHebdo Роман Грожан анализировал о произошедших за 2 года сменах и о подготовке к последующему году.

В 2016 г возвращение Романа Грожана в Формулу 1 не было оптимальным. Он достигал хороших итогов на автотрассе, а успехи терялись на фоне многих катастроф. Французский пилот довольно часто обнаруживался под светом критики, несмотря на то что в Лотус всегда пытались его сохранять, акционер команды Жерар Лопес не торопился с продлением договора.

Все-таки, решение оставить Романа на 2-й год дало итоги: он не менее надежно получал очки и 6 раз подымался на помост.

Вопрос: Так как вы обожаете готовить, скажите, какая разница в то же время яством, которое вы дали нам в 2016 г, и которое подняло столько критики, и тем, что вы рекомендовали нам в этом году?
Роман Грожан: Я вновь добавил все нужные компоненты, чтобы стандартное бытовое блюдо, которое, пока, возможно окажется испорченным, стало подобным, каким его сделает повар в баре. Я добавил приправ, чтобы, собрав всё воедино, достичь нужного в Формуле 1 значения представлений и устойчивости.

Вопрос: Чего точно вам не хватало в 2016 г, чтобы добиться данного значения представлений?
Роман Грожан: К проходу в Формулу 1 невозможно быть на 100% готовым. Это было хорошо видно в самом начале года на примере Эстебана Гутьерреса и прочих пилотов. Появиться в Формуле 1 очень трудно, так как мы основательно урезаны в тестах…

Я выиграл все чемпионаты, в которых играл, мне представлялось, что я готов к Формуле 1, а это было не так. Переход в данный чемпионат – это большой шаг вперед, он значительно больше, чем может показаться.

Мне навредил тот факт, что я быстро стал достигать прекрасных итогов – в 4-ой автогонке года, Гран При Бахрейна, я возвысился на помост. Мне вздумалось увеличиваться еще стремительней, впрочем у меня ещё не было того, что необходимо для достижения задачи. Считаю, если б я сумел напастись опыта в автомобиле менее конкурентной автомашины и занимал бы намного не менее умеренные позиции, я бы не пропустил столько погрешностей. Тем не менее, в такой ситуации, я бы не узнал настолько много и не сумел бы выходить на текущий уровень.

Прошлогодние большие итоги – это прекрасно, а больше запомнились мои ошибки. В 2018 году я стал искушеннее, понимал, как быть в какой-то обстановки. Это может прозвучать странно, а мне понадобилось трудно, когда я побеждал в течение 26 сфер в Японии – я мог потрудиться над этим.

Встретившись со свежей для себя обстановкой, вы, в большинстве случаев, начинаете беспокоиться. Впрочем в 2009 году я провел 7 Гран При в составе Рено, в 2012 году многое понадобилось начинать заново. Стать топ-пилотом и играть с самыми лучшими пилотами трудно, а я равномерно увеличивался.

Вопрос: В конце прошлого января вы еще не могли знать, что останетесь в команде в 2013 году. Как вы испытали минувшую зиму?
Роман Грожан: Это был трудный момент, расположение духа изменялось. Я довольно часто встречался с Жераром Лопесом и Эриком Булье, ожидал решения. Вспоминаю, что 1 раз мне было надо неизвестно куда уйти, я оставил записку моей жене Марион, в которой сообщил: «Мы победим». Данная книга как и прежде висит на кухне.

Потом мне позвонил Жерар и сообщил, что договор подписан. Он сказал: «Приняв решение, я от него не отказываюсь. Но в случае если в 4-х первых автогонках ты обделаешь 4 катастрофы на 1-м круге, то на данном всё закончится». Я дал ответ, что думаю это обычным. Вероятно, в такой ситуации я бы сам не прибыл на 5-ю гонку…

Вопрос: Откуда принялась данная нервозность Елена Булье и Жерара Лопеса после квалификации Гран При Бахрейна 2014 г, когда вы потеряли вероятность побороться за позиции в десятке? Судя по их высказываниям, они были недовольны вашей работой…
Роман Грожан: Да, а всё стартовало с заблуждения, вернее, мы неверно друг дружку осознали. Скорость автомашины позволяла побороться за позиции в десятке, вследствие этого мы приняли решение оставить 2 набора свежих покрышек для последней сессии, а в середине 2-й сессии я блокировал колесо и обширно зашёл в поворот. Короче, я пропустил погрешность, а потом заявил в своем интервью: «Мы приняли решение рискнуть, а проиграли». В команде не утвердили данную фразу, впрочем я не отказывался от собственной вины. К великой радости, на следующий день о напряженности в отношениях позабыли, так как в тот день я возвысился на помост. Данный итог всех унял, далее мы сумели легко работать.

Вопрос: Скажите откровенно, в 2012-м вы разрешали идея, что ваша судьба в Формуле 1 закончена?
Роман Грожан: Нет, а однозначно можно сообщить, что чем продолжительнее я ожидал, тем меньше видов у меня оставалось.

Вопрос: У вас были иные виды?
Роман Грожан: Да, всего 1. А я потерял его 7 января 2012. Днем того дня я не хитрил – я возможно старался осознать, что должен делать: взять это предложение либо ожидать решения Лотус, рискуя получить отказ. Я не утвердил предложение конкурентов, так как планировал остаться в Энстоуне. В сути, даже если определенные планировали, чтобы я ушел, я был уверен, что продолжу играть в Лотус.

Вопрос: После катастрофы на старте прошлогоднего Гран При Бельгии и дисквалификации в Монце вы заменили тренера и начали заниматься со специалистом по психологии. Вы продолжаете это делать?
Роман Грожан: Да. Изменения не в состоянии случиться неожиданно, либо за одну ночь как по волшебству, и мой специалист по психологии не рекомендовала мне одеть белые перчатки и красную балаклаву, чтобы всё получилось. Нет. Я систематически встречаюсь с ней. Также, в межсезонье происходит наиболее интенсивная работа. Полагаю, наши занятия продлятся еще определенное время.

Вопрос: Даже в интервалах между Гран При?
Роман Грожан: Да, регулярно. Я пытаюсь заниматься с ней раз в месяц. Когда я на другом конце света, к примеру, когда в Соединенных Штатах и Бразилии, я созваниваюсь с ней.

Вопрос: Она глядит все Гран При?
Роман Грожан: Да, все подряд. Действительно, она наблюдает за всеми спортсменами. Прежде она работала в государственном факультете INSEP с знаменитыми спортсменами, например, с Тедди Ринером.

Мне нравятся наши занятия. Полагаю, благодаря ей, я прогрессирую — как человек и как пилот. После Сузуки мы разложили неприятность лидирования в автогонке, так как для меня это было в новинку. Вы в центре внимания, сзади 2 не менее стремительные автомашины. Это относится к моей незначительный погрешности в Корее, позволившей Кими меня превзойти. В настоящее время я ее не повторю – это в точности. Я так иду вперед и ощущаю прогресс.

Вопрос: В 2016 г оценка в ваш адрес затрагивала и вашего круга, а вы сознались собственному тренеру Патрику Камю, что вам необходимо располагаться среди тех, кто вас обожает. Означает ли это, что в 2018 году вы ощущали себя одиноко?
Роман Грожан: Нет, напротив. Действительно, в 2016 г никто не осознавал, что делается, и я и в том числе. Все задавали себе вопрос: «Почему он получает неверные решения?» и приняли решение: «Потому что вокруг очень много людей!»

Я предпочитаю это впечатление семьи, которое мы смогли сделать в Энстоуне. Мне нравится вечерами после Гран При есть с товарищами. И почему за ужином не съесть фужер белого вина? Да, я допускаю, что мне нравится временами выключаться и ощущать себя среди тех, я кого предпочитаю, и кто обожает меня. Я крайне чувствительный человек. Рассказывают, что это качество не в состоянии помочь достичь результата в Формуле 1, а я по-другому гляжу на картину…

Вопрос: Прошлый год оставил неприятный остаток. Спустя год вы чувствуете изменения? Стали иным человеком, иным пилотом?
Роман Грожан: Да, так как в 2016 г я не был удовлетворен собственной работой на автотрассе. Сейчас я ощущаю себя намного не менее удобно среди самых лучших пилотов.

Вопрос: Вы как и прежде начинаете паниковать, встретившись с бедами, как в Гран При Монако 2014 г, где вы врезались в автомашину Даниэля Риккардо?
Роман Грожан: Нет. На следующий день у меня было страшное расположение духа, а я не могу с уверенностью сказать, что пришли старые неприятности. Я изучил случившееся, и в случае если бы на следующий день я пришел в Монако, мероприятия развивались бы абсолютно по-другому.

Я очень хорошо вспоминаю тот Гран При. Автомашина прекрасно работала, я потрясающе себя испытывал. На конференции ФИА я даже заявил: «Я должен достичь успеха». А вот сейчас я понимаю, что всё абсолютно по-другому. Отчего я должен достичь результата? Нет, судьба либо жизнь не находятся в зависимости от одной автогонки. Это далеко не последний забег на 100 километров на Олимпийских Играх, а один из Гран При. Нужно достичь положительного результата, а не результата.

Вопрос: Вы разбираете со специалистом по психологии такие мнения?
Роман Грожан: Да, я стараюсь осознать, для чего я так себя настроил, отчего пожелал уходить спереди паровоза. Я регулярно пребываю на шаг спереди, а в Монако это может повернуться катастрофой.

Вопрос: В такие факторы вы возвращаетесь в паддок сорванным либо делаете тип, что ничего не случилось? Понимая, что вы регулярно располагаетесь под вниманием…
Роман Грожан: В Монако я не стал хитрить. Наконец, до того мне всегда выходило избавляться. Тем не менее, тогда я на самом деле испытывал себя изгоем, а управится с данным ощущением сложно. Меня все прохватывали: пилоты, корреспонденты, формальные лица. Главнее всего было возобновлять верить в себя.

Вопрос: В 2018 году ваши коллеги назвали, что вы достигли прогресса, расценили ваше искусство и скорость. Как вы справляетесь со настолько солидными перепадами расположения духа?
Роман Грожан: Вначале в памяти подплывает предыдущие факторы и тот факт, что в любом спорте можно пройти из грязи в князи и напротив за длинный интервал времени. Переход из одной крайности в другую происходит быстро, вследствие этого принципиально обучиться его контролировать. Я довольно часто обсуждаю данную тему со специалистом по психологии, так как это часть наблюдения энергии. Если регулярно впадать из крайности в крайность, то, наконец, вы будете не у дел. Год короткий… Нужно обучиться устойчивости.

Вопрос: В какой-нибудь момент вы освободились от всего данного. Что случилось? Когда вы заявили себе, что располагаетесь на правильном пути?
Роман Грожан: Действительно, всё случилось достаточно рано. Все заявляли, что я поменялся в Гран При Германии, а потом – после прохода Кими в Феррари, а я полагаю, что это далеко не так. Когда в Бахрейне мы приняли решение неприятности с тормозами, а автомашина стала не менее конкурентной, я осознал, что могу прийти на прошлый уровень представлений. Просто это выяснилось быстро, так как несколько следующих Гран При были достаточно трудными, например, рубежи в Испании, Канаде и Англии. В Германии всё прошло отлично – это был прекрасный момент, чтобы показать собственную мощь. Во 2-й половине года, кроме Спа и Монцы, где у нас не все накладывалось отлично, я надежно достигал больших итогов, всякий раз несколько прогрессируя.

Грожан: Мне навредили начальные успехи в Формуле 1

Вопрос: Как вы оцениваете собственные представления по ходу 2-ух этих сезонов сравнивая с итогами Кими Райкконена. Рассказывают, что причины появившихся у вас в 2016 г неприятностей в некоторой степени сопряжены с вашим товарищем.
Роман Грожан: Возвратившись в Формулу 1, Кими достиг результата и потрясающе сделал собственную деятельность. Он стал лидером команды, впрочем в Лотус нет разделения на первого и 2-го пилота. Разумеется, он меня обгонял, а я пытался осознать, как он создаст гоночный уикенд, как делает автомашину к автогонке, что делает, а что – нет, чтобы достичь результата в понедельник. Также, Кими – специфический человек. Мы не имели никаких отношений. Я даже опешил, когда, приехав в Спа, он мне заявил: «Поздравляю с рождением сына!» В сути, это единственное, что он мне заявил за 2 года.

Вопрос: Вы играли с Фернандо Алонсо в Рено. Чему вы обучились у трехкратного чемпиона?
Роман Грожан: У него я обучился пилотированию, так как тогда у меня вообще не было опыта в Формуле 1. Если сопоставлять Кими и Фернандо, то они оба готовят автомашину к автогонке, а не к квалификации. Вся работа по ходу выходного устремлена вокруг автогонки. В середине данного года я действовал также. Я осознал, что нужно считать компромисс и акцентировать неприятности, которые нужно решить.

Вопрос: Не так давно Эрик Булье сообщил, что из вас выйдет прекрасный лидер команды. Вам это придает убежденности либо создает особый прессинг?
Роман Грожан: Взглянем… Прессинг – часть нашей работы. Выяснив о проходе Кими в Феррари в Сингапуре, все узнавали меня о функции лидера, впрочем я просто возобновлял делать собственную деятельность, делая всё нужное, чтобы бригада передвигалась в правильном направлении.

Вопрос: А вы ощутили, что отношение к вам поменялось?
Роман Грожан: Такие вещи случаются сами собой, когда вы необходимы команде и благополучно выполняете собственную деятельность. Бригада ощущает, что может на вас рассчитывать. Также, я прекрасно понимаю наших работников, у нас прекрасные отношения.

Вопрос: Ближайшее время Лотус охватывало большое количество слухов, сопряженных с уходом Кими и договором с фантастическим фондом Quantum. Как вы испытали данный момент?
Роман Грожан: Действительно, для гонщиков, инженеров и механиков всё это – внутренние неприятности. Работающая на автогонках бригада как и прежде плотно ведет взаимодействие, данная слаженность помогла нам оставить высочайший уровень представлений и не отклоняться на то, что располагается за пределами нашей сферы воздействия. Но год завершился в трудных условиях, это момент оказался в особенности усиленным для Елена Булье. Но в такие факторы выражается мощь команды.

Вопрос: Не представляется ли вам, что соображение о вас поменялось?
Роман Грожан: Так как я стал мощнее как пилот, я стал не менее открытым человеком. Наталкиваясь в паддоке Стефано Доменикали, Мартина Уитмарша, Кристиана Хорнера, инженера Феттеля Гийома Рокелена, я беседую с ними продолжительнее, чем в 2016 г. Ко мне не относятся, как к противному утёнку.

Вопрос: Какие у вас отношения с 3-мя иными французскими пилотами: Жан-Эриком Возвратим, Жюлем Бьянки и Шарлем Вершиной?
Роман Грожан: Пока, в силу различных факторов и видео графика работы мы нечасто разговариваем. Один момент, когда нам получается переброситься несколькими замечаниями – это парад гонщиков либо брифинг пилотов, а на данном всё завершается. У нас нет времени. Жалко, а такие автогонки.

Вопрос: Кроме победы в Гран При, чего вам не хватает?
Роман Грожан: Вот как раз – победы в автогонке. Это моя цель, неужели нет? Но для этого я должен добавить, обучиться создавать всё воедино.

В отличии от США, во Франции нечасто повстречаешь человека, который заявил бы: «Я лучший». Если так сообщить, вас обвинят в высокомерии. Но я тут для побед. Если вы не верите, что вы самый лучший, у вас нет ни незначительного шанса достичь задачи.

В конце концов, к победам нужно готовиться, и я работаю над этим. Увидев, что я начал достигать результата, Мерием спросила меня, готов ли я стать лидером команды. Когда она мне задала данный вопрос первый раз, я опешил: «Что происходит!». Это трудно пояснить. А после настолько удачной автогонки, как в Японии либо США, я могу ответить на данный вопрос.

Вопрос: Вы обсуждали с Тедди Ринером дисциплины, в которых вы играете?
Роман Грожан: Да, несколько. Я предпочитаю общяться с чемпионами. У них всегда есть чему обучиться. Недавно мне удавалось повстречать футболиста Елена Абидаля. Мы заявляли о волнении до состязаний. Я интересовался, как он управляется с данным стрессом. Я разбирал очень много биографий спортсменов, например, Тедди Ринера, Рафаэля Надаля и Андре Агасси. Также, биографии прочих людей, к примеру, Стива Джобса.

Вопрос: Вы когда-то отключаетесь от Формулы 1? Получается ли вам целиком забыть о специальности?
Роман Грожан: Это трудно, так как, в первую очередь, я увлечен этим спортом. Совместно с папой я начал смотреть Гран При по телеприемнику в 8 либо 9 лет. Сейчас моя очередь расти на подиумы, и я регулярно про это полагаю. Я вспоминаю себя в детстве перед телеприемником.

Вопрос: Вы упомянули отца. Как ваша семья протянула 2 заключительных года в Формуле 1?
Роман Грожан: Им далеко не всегда было без проблем. Отец не раз вскрикивал: «Почему я послал его в автомобильный спорт?!» Так или иначе в школе я на прекрасно отдал экзамены по научным дисциплинам.

Прежде мать была настроена скорее всего оптимистически. В середине прошлого года опекуны были мною удовлетворены, а мать не в состоянии и не желает регулярно смотреть автогонки по ТВ, она никогда в жизни не прибывает на Гран При. Отец посещает 2 либо 3 автогонки, однако он осознает, что это моя работа, вследствие этого пытается меня не отклонять.

Грожан: Мне навредили начальные успехи в Формуле 1

Вопрос: Имеется ли гонщик, который вам близок по нраву либо стилю?
Роман Грожан: Считаю, Нико Хюлкенберг. Мы зачастую похожи, и поэтому не сошлись, когда были партнерами в Формуле 3 – тогда мы были молодые и горячи, начался натуральный инцидент.

Вопрос: Означает, вы рады, что он не стал вашим товарищем в Лотус…
Роман Грожан: Нет. Я полагаю, что в настоящее время всё прошло бы по-другому. Мы довольно разумны, чтобы легко вести взаимодействие, и это была бы прекрасная бригада.

Вопрос: Она оказалась бы лучше, чем та, где вашим товарищем будет Священник Мальдонадо?
Роман Грожан: Я слабо его понимаю – мы лишь два раза скрещивались в GP2. Я думаю, он крайне резв на одном круге. Когда всё в порядке с автомашиной и вокруг него, а он прекрасно разбирается в обстановки, то вполне может быть крайне резв, и мы это видели в прошлогоднем Гран При Испании.

Вопрос: Вы думали, что вашим товарищем будет Священник?
Роман Грожан: Я понимал, что в команде предпочитают между ним и Хюлкенбергом.

Вопрос: В 2018 году договор с вами доказали прежде, чем в прошлом. Он рассчитан на 1 год либо больше?
Роман Грожан: Это одногодичный договор с опционом.

Вопрос: В 2018 году вы достигли хороших итогов. С вами соединялись начальники прочих команд?
Роман Грожан: Нет. Должностей не много.

Вопрос: Вы видели свежий турбированный мотор Рено?
Роман Грожан: Да, это прекрасный мотор! У него достаточно трудная охлаждающая система. Одна из неприятностей следующего года – отыскать метод остудить все детали, например, турбину, которая будет греться до 1000?, 2 системы рекуперации энергии… Всё трудно.

Сейчас самое главное – работа пилота. Он играет главную роль в распоряжении рекуперированной энергией и в осмотре топливного расхода. Я обожаю технику, вследствие этого очень жду работы в данной области – рассчитываю предельно применять потенциал автомашины.

Вопрос: На каком раунде располагается работа с автомашиной 2015 года? Экономические затруднения Лотус скажутся на подготовке к году?
Роман Грожан: Как и все, мы отстаем от видео графика первых испытаний. Я пока не работал на симуляторе – это рассчитано на конец января, когда я возвращусь на основу после отпуска. Действие новой автомашины не должно различаться от Е21, и в пилотировании не ожидается значительных перемен.

Наконец, производительность не поменяется. Нужно будет лишь осознать, в какой момент ее применять и как это делать – тогда можно понизить употребление бензина, храня хорошую производительность. Вся данная работа движется в верном направлении. Наш спорт состоит не только лишь из оперативной езды и сжигания бензина – Формула 1 может и должна продвигать свежие технологии – она занимается этим очень много лет, впрочем это далеко не всегда существенно.

Наконец, один элемент, который априори может показаться необычным – это 8 передач. 7 передач – это очень много, а 8… Также, сдаточные числа необходимо представить загодя, их невозможно изменять по ходу года. Тут принципиально не разрешить погрешность – по-другому на рядах автотрассах могут появиться солидные неприятности.

Вопрос: Чего вам пожелать в 2016 году, за исключением искусства верно тратить горючее?
Роман Грожан: Победы в первенстве! Начиная год, я не полагаю о том, чтобы по его результатам занять шестую либо восьмую позиции. Завоевав большие итоги в 2013-м, мы рассчитываем побороться за титул в 2016 году. Я не говорю, что буду победителем, а попытаюсь с начала года применять любую вероятность достичь задачи.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *