Перекосы в банковском сегменте РФ усугубятся

Банк «Мастер-Банк» — лишь начало, убеждены в Организации отечественных банков.

— Основным виновником неприятностей в банковском сегменте считается отечественное правительство, убежден вице-президент Организации отечественных банков Гарегин Тосунян.

 И в итоге действий Главного банка картина будет лишь ухудшаться. Большинству банков негде получить средства, помимо как у населения, а потребкредитование власти хотят сжимать. Перекос, когда бизнес кредитуется с помощью средств населения, будет усиливаться.

Гарегин Тосунян, вице-президент Организации отечественных банков
«Потребкредитование может быть преимущественно с помощью вкладов населения: у населения получил, населению же и дал. У нас только четверть вкладов населения расположены в суммы населению же. Аналогичная картина во всем мире есть всего лишь в Люксембурге — стране-аккумуляторе банковских ресурсов, да в Бельгии. Однако у нас размер кредитов на одного трудоспособного около €2,5 млн., в Люксембурге — €5,5 млн.

У большинства других раскрученных и развивающихся стран депозиты населения значительно меньше сделанных жителям же кредитов. В государствах, начиная со Словакии, не вспоминая о Германии, Испании, Франции, Австрии, потребкредитов населению выдается 110-120% от завлеченных у населения же вкладов. При этом, это с учетом вкладов персональных бизнесменов, которые там также попадают в технологию страхования вкладов.

В РФ практически у всех банков нет прочих источников фондирования, помимо привлечения с рынка вкладов. В Соединенных Штатах основной ресурс фондирования для банков — фонды: пенсионные, социальные. Там это огромные масштабы. Ну и госсредства. Роль страны должна выражаться в том, что когда у экономики, у бизнеса есть резкая необходимость в займах, предоставить для этого источники. Откуда получить источники для кредитования бизнеса, если нет федерального фондирования?

Неприятность нашего недофондирования считается главной причиной больших прибыльных ставок. Наши предложения по расширению источников кредитования и понижению % по займам с помощью федерального фондирования пока не реализуются. Ничего такого не произнесено и в «Главных назначениях денежно-кредитной политики», которые были не так давно подтверждены. Напротив, там пишется о сдерживании кредитного рынка, как несущего опасности невозвращения.
Выходит, как и прежде главным источником фондирования останутся вклады населения, а финансирование населения будет удерживаться. Перекос в сторону стратегии «денежные средства населения на суммы бизнесу» будет лишь усиливаться. Рост кредитования — вреден, поскольку упадок 2008 г. произошел, будто бы, от перекредитованности. С позиции регулятора — это ограничение рисков, а рост экономики для него вторичен.

Нельзя не отметить, что такую позицию вверяют очень многие большие игроки: «Да-да, рассказывают они, у нас перекредитованная экономика». Тот, у кого есть источник, заинтересован в сдерживании соперников. Про них рассказывают: «У них ставки большие — означает, это маловероятные конструкции».
Потребкредитование в настоящее время в мире считается главным драйвером повышения. Если мы пилим сучок, на котором сидим, который был главным драйвером повышения, то когда свалимся, не нужно сваливать на шайтана либо на геолога. Если удерживать финансирование, то у нас есть возможность получить то, что принимаем — перемещение в сторону стагнации и подведение к рецессии. 
Перебор сдерживания. Рассуждать, что 10-12% повышения для нашей кредитной системы достаточно — это на самом деле собственной неведение простой закономерности: при 24-процентном подъеме кредитной системы в любом случае гарантируется 4-процентный рост ВВП. При подъеме кредитной системы ниже 20%, ВВП спускается к тому, что мы в настоящее время видим – 1,5%. 
Прирост ВВП по результатам III квартала 2013 г. к III кварталу 2012 года у нас составил 1,2%. Мы отстали от Канады, США, Польши, Норвегии, Швейцарии, Японии (там 2,7% повышения), не вспоминая об Индии (4,4%), Бразилии (3,3%), КНР (7,8% повышения ВВП). Это Япония может себе позволить рост в 1%: уровень формирования инфраструктуры там абсолютно другой.

Меня это далеко не организует. Судя по нашей инфраструктуре, по уровню жизни наших людей, который оказывает влияние на социальную надежность, нельзя позволить себе опаздывать от прочих стран. 
Мы обрекаем себя на надежность в условиях помойных санузлов, неимения горячей жидкости и хорошего жилища. У нас на душу населения 20 кв. километров жилища, а это включая халупы, бараки без санузлов и душа. В Соединенных Штатах 60 кв. километров на человека, а в Европе — 45 кв. километров, а со всеми удобствами.

В РФ потребкредитование вообще практически с нулевой отметки начало расти в заключительные двадцать лет. Впрочем, неистовыми ритмами: в 2004-2007 годов. было дублирование ежегодно, а это с невысокого начала. В 2016 г рост потребкредитования составил 39,6%, и ЦБ стал разбивать в колокола, что рост чересчур серьезный. Но в случае если мы возьмем безоговорочный размер – он не малейший, он жалкий.

Разумеется, нужно осмотрительнее подходить к системе страхования рисков, чтобы не было нерентабельного, под большие проценты привлечения вкладов еще не менее дорогостоящего расположения при потребкредитовании (это также несет большие опасности).
У нас нет деления на финансовые и отдельные банки, как в Соединенных Штатах, но также и там данный железный запрет они равномерно начинают нивелировать».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *